MediaToolbox
1.28K members
56 photos
5 videos
28 files
226 links
Мы консультируем медиа и другие компании о том, как им развивать коммуникации и перестраивать редакции. Канал для мыслей и инсайдов.

Фидбек на @pulya

Узнать про услуги и обратиться за консультацией: http://mediatoolbox.ru
Download Telegram
to view and join the conversation
Написал пьесу про работу редакций в соцсетях. Среди действующих лиц - Цукерберг, Павел Дуров и Проблеск Разума.

Главред: А куда мы будем постить мемы?

Журналист: Это еще что за ересь?

Главред: Ну мемы, мемчики, мемасики. «Мыш кродеться», «спасибо Собянину за европейскую Москву», вот это все…

СММщик: О боже, а я думал, что дна мы достигли, когда делали конкурс детских хокку про посевную.

https://jrnlst.ru/play-social-network
Татьяна Мингалимова узнала все о создании популярного видеоблога благодаря работе с Юрием Дудем и запустила свой проект, который уже набирает миллионы просмотров. «Нежный редактор» рассказала ЖУРНАЛИСТУ о работе с Дудем, о том, сколько времени уходит на переговоры со звездными гостями, об отличиях YouTube от телевидения, а также о том, почему реклама у видеоблогеров — это выгодно.

https://jrnlst.ru/gentle-editor
У нас всё бигдато.
Пьеса-боль.

Действующие лица:
Главный редактор
Выпускающий редактор
Журналист
SMMщик
Апологет высоких технологий (он же Гик, Задрот, Ботан)

Редакция. Хмурое утро. Все завалены работой: главный редактор читает тележку. Выпускающий редактор материт предыдущую смену, часто повторяя «зашквар, отстой, дебилы». Журналист пытается понять, что имел в виду редактор в задании. SMMщик ржёт над мемасиками. Входит Гик.

Гик: Ребята! Друзья! Коллеги! Везде в мире уже делают расследования на открытых данных! Давайте мы тоже будем!

Выпускающий редактор: В жопу иди. У нас завал.

Главный редактор (не отрываясь от тележки): Открытые данные – это типа из соцсетей?

SMMщик: В соцсетях данных нет, только статистика!

Журналист слушает, попивая кофе.

Гик: Это даные государства! Росреестр! Федстат! Дата.гов.ру!

Главный редактор (отрываясь от тележки): Ты какое государство назвал гов, ты, мудила?

Выпускающий редактор: Какой в жопу Росреестр. Сам нарисовал, сам проанализировал? В жопу.

SMMщик: У Федстата нет фейсбука и твиттера, это фейки.

Журналист слушает, подливая в кофе дешёвый вискарь.

Гик: Ну там же ничего сложного! Скачиваете данные, парсите...

Выпускающий редактор: Хренарсите.

Гик: ...чистите в Экселе или ОпенРефайне....

Журналист заметно бледнеет.

Гик: ...и потом визуализируете, диаграммки там, столбики, пончики....

Журналист роняет кофе, выбегает из ньюсрума

Главный редактор: Это дорого. И от пончиков жиреют. Ваша морда в кадр не влезет с такими пончиками.

SMMщик: Диаграммы не секси. Они не шарятся.

Выпускающий редактор: Это никто не будет читать.

Главный редактор: И вообще непонятно, как это делается. Наверняка придумывается.

Выпускающий редактор: И все эти ваши расследования – демшиза и либерасня.

Гик: Но можно взять любую тему...

Выпускающий редактор: Жопу. Жопу свою возьми и вынеси отсюда.

Гик: Но двадцать первый век...

Главный редактор (бубнит, печатая что-то в тележке): ...нельзя терять из виду неизменную миссию журналиста в современном обществе...

Журналист входит в ньюсрум, в одной руке стакан воды, во второй пилюлька успокоительного.

Выпускающий редактор: Какого хрена ты ещё здесь?

Журналист брыжжет слезами, выбегает из ньюсрума. За ним, сгорбившись, выходит Гик.
Занавес.


Автор - наша подписчица Тина Бережная
Тренды новых медиа 2020

Написали ежегодную подборку трендов - уже в седьмой раз подряд

1. Инстаграмизация, ютубизация и тиктокизация массовой коммуникации.
Кажется, вся основная коммуникация ушла на эти основные платформы. Но договор «аудитория в обмен на контент» перестает работать — аудитории с платформы, ее внимания и денег уже не хватает для оплаты производства контента авторами. Требуется пересмотр договора. Попытки это сделать мы увидим в 2020 году. Но теперь благополучие и будущее платформ зависит не только от авторов. В дело вмешивается политика.

2. Политизация соцсетей и карающие алгоритмы
Цифровые платформы, которые были призваны стать альтернативой централизованному распространению информации через контролируемые государством или монополиями каналы, в итоге сами стали заложниками собственных корпоративных или политических амбиций. И спихнуть всю вину за фильтрацию контента и падение охватов на якобы беспристрастные алгоритмы не получается — ведь алгоритмы настраивают люди.

3. Битва экосистем и суперприложений
В прошедшем 2019 году многие крупные компании, активно внедряющие IT-технологии, сделали явные или скрытые заявки на создание собственных экосистем или даже суперприложений. Причем, существенную роль в этих экосистемах отводится контенту и форматам коммуникации с потребителем.

Кажется, что пользователь от этой битвы экосистем только выигрывает: ожесточается конкуренция за качество, снижаются цены. Но на текущем этапе те же сервисы стриминга начинают конкурировать уже не только друг с другом, но и с такой простой человеческой активностью, как сон.

4. Цифровая ресоциализация и появление медиа для онлайн-аскетов
Агрессивная атака контента и платформ на наши базовые физиологические потребности не может остаться безответной. Постепенно аудитория начинает «просветляться» и выбирать «осознанное» пребывание в медиа, в том числе социальных. Удивительным образом социальные сети показали нам катастрофическое неумение общаться с собой, уделять себе время и проводить его с собой наедине.

Медиа за трендом не поспевают и продолжают заваливать потребителя контентом, которого от них требуют ненасытные алгоритмы. 2020 год покажет нам и другие способы медиафильтрации орущей действительности, требующей все больше внимания и все меньше сна.

5. Переход от хайпа к тихим революциям: блокчейн, VR/AR/XR, подписная модель, управление сообществами
Вы можете не верить в подписную или клубную модель. Вам могут быть безразличны тренды на выстраивание и управление сообществами (коммюнити-маркетинг и менеджмент). Но все эти явления существуют и развиваются, независимо от нашего знания о них.
Поэтому сегодня интерес (особенно для умных инвесторов) представляют как раз те технологии, которые не на хайпе и даже не в видимом тренде. Реальные тренды сегодня – скрытые, неочевидные, которые влияют на вас даже без вашего знания о них.

***

Мы в MediaToolbox готовим такую подборку трендов новых медиа уже в седьмой раз подряд - с 2014 года. За это время мы видели, как многие описанные нами тренды новых медиа видоизменялись, становились более или менее выраженными. Какие-то тенденции взлетели и потухли, другие — еще не успели проявиться в полную силу.

О роботах-журналистах мы говорим с 2014 года, о виртуальной реальности в журналистике с 2015, об умных алгоритмах в дистрибуции информации с 2016. Реальные, ощутимые последствия всех этих трендов нам еще только предстоит почувствовать в своей работе.
Журналистика по запросу и новые модели заработка медиа в интернете, описанные в 2014 году, так и не взлетели. Запрос со стороны аудитории на конкретные темы или жанры массово не оформился, а медиа в интернете все больше теряли деньги, а не зарабатывали их.

В любом случае, как бы ни развивались технологии вокруг нас, медиа продолжают влиять на все сферы жизни человека, оставаясь в эпицентре изменений, происходящих с нами и с окружающим миром.

Подробнее в журнале «Журналист»
Перед праздниками пообщался с ребятами из архангельского СМИ news29.ru

Все 40 тысяч знаков читать нет никакой надобности, поэтому вот несколько цитат, которые выражают суть беседы:

1. Если ты являешься "традиционным" медиа, необходимо срочно переставать им быть, их дни сочтены. Это не те традиции, которые следует оберегать: создавать музей ремесла или делать, к примеру, фестиваль традиционных медиа, куда будут приезжать зумеры и миллениалы, чтобы посмотреть, как в доисторические времена делали медиа. Нет, если ты «традиционная» газета и мыслишь как газета, если ты телеканал и мыслишь как телеканал, то все — осталось год-два, насколько там хватит государственных дотаций или терпения, инерции рекламодателей, совсем уж поросших мхом.

На пороге очередной рубеж. Десятые годы — это период осознания и начала процесса перестройки, следующие 5-7 лет превратятся в годы «зачистки». Места на рынке для тех, кто не осознал и не трансформируется, попросту не останется. Для них не будет ни рекламных денег, ни денег от пользователей, а если у кого и осталось немножко бюджетных средств, то и они растворятся. "Традиционные" издания и телеканалы обречены.

2. Важный момент — продуктовый подход при создании медиа. Задача журналиста сводится не просто к производству текста определенного объема к конкретному дедлайну, а к созданию различного контента на основе темы, потому что это могут быть и сториз в инстаграм, и короткие сообщения для мессенджера, и небольшие видео — все это формирует у потребителя ощущение информационного продукта, когда ты четко знаешь, что тебе в определенный день или в определенный час доставят либо самые оперативные новости, либо интервью с известным человеком, либо что-то еще, например, новости в виде рэпа, и у тебя формируются ожидания от этого информационного продукта. И дальше задача онлайн-команды уже эти ожидания оправдать и доставить соответствующую информацию.

3. Проблема многих местных изданий в том, что они рассуждают как студенческие медиа — мы локальные, поэтому не будем рассказывать ни про что другое. Мы только про Якутск или про Архангельск. Зачем? Разумеется, это ваша сильная сторона. Вы на месте, вы можете поговорить с людьми, вы лучше знаете их боли, чем федеральные издания. Но люди-то вовлечены и в локальную, и в федеральную, и в международную повестку. И если вы сможете найти способы, смыслы, форматы для упаковки федеральной и международной повестки и рассказать об этом локальной аудитории, то безусловно необходимо это делать. Не нужно себя ограничивать городом, краем, областью или чем-то еще.

4. Cтуденты, закончившие журфак, считают своим долгом показывать в своей работе, что образование получено не зря. Они пишут материал о проблемах экономической дотации жителей Дальнего Востока и начинают его с цитаты Остапа Бендера. Они же читали "12 стульев" в списке русской литературы у себя на факультете и искренне считают, что такими цитатами они создают добавленную ценность своим текстам. И все с ног на голову переворачивается. Вместо того, чтобы понять, как люди потребляют информацию, сэкономить их время и донести просто и ясно смысл, они намерены показать свои знания, блеснуть образованием и продемонстрировать, чему их научили.

Целиком тут (но 40 т.зн. вам не нужны, правда)
Любовь редактора к своему медиа проходит 5 стадий. ❤️

1. Редактор влюблен в свое детище. Миллион новых форматов и спецпроектов. Работа ночами. Аккаунты во всех соцсетях. Заголовки с восклицательными знаками. Рекламные баннеры в каждой дырке. Каждый день новые опросы на сайте. Конкурсы и интерактив с читателями. Полный хаос и отсутствие планов на будущее - важно здесь и сейчас.
2. У редактора кончились первые инвестиции и он задумывается, может стоит выражать свое внимание любимой поскромнее. Заброшены новые рубрики. Формат "картинка + текст" начинает вытеснять остальные. Фотограф ушел снимать свадьбы, а редактор подписался на фотобанк. Читатели недоумевают, куда пропали гороскопы. Редактор "не торопится со свадьбой" и задумывается об альтернативных рекламе заработках.
3. Редактор запил. Процессы текут сами собой, сотрудники креативят на свое усмотрение. Соцсетями завладели тролли и чужие рекламные комментарии. Подписка падает, а организация ивентов не принесла денег, а только пустые бутылки. Ушли хорошие рекламодатели из-за падения охватов, пришли мешок сахара и тонна навоза. В редкие минуты пробуждения редактор пишет заявки на субсидии и участвует в конкурсе на спецпроекты от РГО. Журналисты вяло отписывают прессухи, используя глаголы "прошло" и "состоялось".
4. Редактор пошел к психотерапевту. Давно ли вы говорили с любимой о ваших разногласиях? Она вообще в курсе, что вам не нравятся назывные заголовки и стоковые фото? Может пора перестать ставить опросы ради опросов, а наконец понять, чего ждет аудитория? Редактор с любопытством заглядывает в аналитику, видит процент отказов, вернувшихся посетителей, глубину и количество сеансов. Тянется к бутылке, но решительно сбрасывает ее со стола. Собирает планерку и озвучивает новую стратегию.
5. Редактор любит свое медиа настоящей любовью. Ежедневно отслеживает динамику аудитории, осторожно тестирует новые продукты и форматы, сделал контент-план, в котором совмещены офлайн, онлайн и социальные медиа, прописал продуктовую линейку и внятный прайс в медиакит, подсчитал охваты с вовлеченностью и привлек солидных рекламодателей с кроссплатформенными спецпроектами. Выиграл несколько грантов и подарил своему медиа долгосрочную стратегию развития.

Вы думаете, здесь медиа и редактора настиг хэппиэнд, жили они долго и счастливо до следующей смены собственника? Нет, к сожалению, время от времени редактор возвращался в предыдущие пункты. Но по крайней мере он знал, что если ничего не делать, то ничего и не получится.
Второй эпизод подкаста про медиа «Спикер пьян» препарирует сервис TikTok. Чтобы обсудить одну из самых быстрорастущих соцсетей в мире, мы (Всеволод Пуля, Илья Лочканов и Алексей Дюков) пригласили основателей ресурса @Bazabazon — Никиту Могутина (@mogutinik) и Анатолия Сулейманова.

Baza не только собрала внушительную аудиторию в TikTok (152 тысячи подписчиков), но и провела собственное исследование накруток и цензуры в этой сети.

Мы основательно поржали над следующими вопросами:

- Как работает TikTok и чем он отличается от всех остальных соцсетей?
- Можно ли пользоваться TikTok, если у тебя целый мозг, а не половина?
- Правда ли, что в TikTok сидит только молодежь? А сколько вообще людей в России пользуются этой соцсетью?
- Как так получилось, что минута для ТикТокеров — это час для Ютуберов?
- Как «Базе» удалось собрать больше 150 тысяч подписчиков в TikTok? Помог ли им в этом свиноёж?
- Можно ли выйти в TikTok с журналистским или хотя бы новостным контентом?
- Как работает цензура в TikTok и почему она там появилась? Можно ли там шутить про Путина и Кавказ?
- Зачем Baza сделала исследование про TikTok и почему у рекламных агентств стало из-за него бомбить?
- Почему в TikTok так много священников? Версия Никиты Могутина.

Для пользователей Apple: https://podcasts.apple.com/ru/podcast/%D1%81%D0%BF%D0%B8%D0%BA%D0%B5%D1%80-%D0%BF%D1%8C%D1%8F%D0%BD/id1500201467#episodeGuid=tag%3Asoundcloud%2C2010%3Atracks%2F766923793

Spotify: https://open.spotify.com/episode/4253zC0c7TL7Y1BdoWF62A?si=u1iycbQyT8O_VB74OlCRTg

P.S: скоро будем выходить и на Яндекс.Музыке. Вконтакте мы тоже уже есть, ищите по названию Спикер пьян 🥴
Так как мой текст про лонгриды, написанный в 2015 году, до сих пор вываливается в поиске гугла на первой строчке по запросу "мультимедийный лонгрид", хочется коротко суммировать, что с ними произошло за последние 5 лет:

1. Большинство авторов и блогеров успешно взяли фишки лонгридов из 2015 года и внедрили их в производство любых текстов, даже коротких. Речь про обвесы, фигурную верстку, наличие мультимедиа, работа с иллюстрациями и т.п.

2. Много авторов и изданий стали разбираться в аналитике, увидели процент дочитываний и стали тщательнее выбирать темы для лонгридов. Банально, но не для всех очевидно: очень редкая тема в длинном формате, даже со всеми красивостями, интересна большой аудитории

3. Но если тема общественно значима и касается многих, люди будут читать лонгрид даже без обвесов, мультимедиа и параллакс-скроллинга. Просто длинный текст никуда не делся и не денется еще очень долго.

4. При этом процент людей, готовых вдумчиво дочитать длинный текст до конца, всегда, во все времена, был мал. Интернет просто показал нам, как их мало.

5. И все-таки визуальная культура кругом оказывает влияние на массовое медиапотребление. Люди все больше смотрят сторис, сканируют, а не вчитываются. Те, кто научился адаптироваться к этому, стали переупаковывать лонгриды в новые короткие форматы, отжимать воду, сохранять суть. И это прекрасно
#3 Из чего сделаны 4 серебряные кнопки YouTube: прожарка Алексея Дюкова

В третьем выпуске подкаста Спикер пьян мы запихнули в жаровню шуток Ильи Лочканова другого нашего ведущего - Алексея Дюкова. Алексей смог привлечь более 400 тысяч подписчиков на YouTube-каналы, которые он курировал. Но работают ли его методы продвижения для медиа?

Ссылки:

Apple Podcasts

Soundcloud

Вконтакте

Castbox

03.44 Как Алексей Дюков начал работать с YouTube
04.50 Как Дюков начал работать в Divico
06.34 5 причин, почему медиа в России не нужно запускать YouTube-канал
10.30 Почему самое важное - это контент, обложка и заголовок
12.47 Что надо говорить на YouTube? Кто его смотрит сейчас?
14.00 Про видео, которые неожиданно сильно удивили просмотрами
15.34 Почему самыми популярными на YouTube стали не медиа?
19.08 Поем песню про "Синий трактор"
20.00 Как работают алогритмы показа контента в YouTube
21.20 Как профессиональным телеканалам стать успешными на YouTube?
24.15 Какой лайк-рейт у пресс-конференций правительства и Путина?
25.38 Что такое новая искренность
26.39 Аудитория хочет слышать какое-то мнение
28.11 Есть ли незанятые ниши на YouTube?
30.59 Хоть что-то на YouTube придумали в России или он весь слизан с Запада?
31.43 Что важнее - суть или формат?
23.26 Длина видео нимеет значение? А какое должно быть удержание?
33.10 Сюжеты телеканалов все-таки могут стать популярными на YouTube. Но есть нюанс
34.12 Еще про алгоритмы: как видео попадает в тренды?
35.23 Сколько стоят разные инструменты продвижения канала?
37.02 Работает ли YouTube как сообщество? Стоит ли использовать инструменты типа постов в ленте, сторис и прочее?
38.15 Что говорят в российском представительстве Google на встречах с блогерами?
39.24 Подводим итоги выпуска
41.19 Только одна, но четырежды серебряная рекомендация от Дюкова
42.01 Мысли Лочканова про YouTube

Хотите поспорить? Поделиться своей историей? Предложить пьяного спикера? Остались вопросы? Пишите на ok@speakerisdrunk.ru
#4 эпизод подкаста «Спикер пьян»

Нужны ли медиафорумы? Обсуждаем «Планерку» с Александром Литвиновым


Может быть, в России не так много медиа, зато точно много медиафорумов. Но все ли они одинаково полезны? Обсуждаем их с Александром Литвиновым, создателем проекта @planerka_org, который провёл два оффлайновых форума с топовыми спикерами.

Несколько цитат:

«Моя проблема с медиафорумами заключается в том, что многие из них проводятся по принципу «нам дали бабки — надо провести форум»

«Чувствуя, что у Познера передо мной должок, я взял у него большое интервью»

«Журналистика может быть бизнесом, и когда это бизнес — всем проще. А когда журналистику все воспринимают как чей-то рупор, неважно коммерческой структуры или государства, тогда приходится объяснять, что необязательно делать то, за что вам платят деньги, потому что ваши заказчики не разбираются в журналистике»

«Главный индикатор успеха — люди платят за участие свои деньги»

Слушайте нас везде:

Apple Podcasts

Google Podcasts

Яндекс.Музыка

Soundcloud
ОФИСЫ vs УДАЛЕННАЯ РАБОТА
Как Ильяхов ушел из Тинькофф-Журнала

Записали подкаст с Максимом Ильяховым, который в том числе рассказал о том, как удаленный формат работы привел к тому, что он решил уйти из Тинькофф-Журнала и почему он об этом не жалеет. Вот эта кулстори, к разговору о самоизоляции:

«Мы начинали делать Тинькофф-журнал с Сашей Раем. Мы работали дистанционно, но он ходил в банк, а я сидел из дома. Так прошел год, два, нас уже десять человек, двенадцать, уже ближе к двадцати и все еще мы контачим более-менее дистанционно. И года два назад началась тенденция, что люди стали ходить в офис, потому что им там удобнее оказалось общаться, людям хотелось концентрации, и действительно офис создавал для этого условия. Я принципиально не ходил.

И год назад я осознал, что все то время, пока я не ходил в офис, меня просто постепенно… Ну нельзя сказать, что меня исключали из общения, которое там происходило. Люди просто естественным образом сидя в офисе, друг с другом контачат гораздо лучше, чем с каким-то чуваком в телеграме, который приходит и иногда нарушает их договоренности. И я как-то прихожу с какой-то идеей, вбрасываю ее в чатик, и мне говорят: «Чувак, у нас эта идея уже есть на третий квартал этого года, мы ее будем делать, но не сейчас». А я нетерпеливый такой, говорю, нет, вы че, я же главред, давайте сейчас. А они - нет, мы на совещании решили делать в другой момент.

И тут я осознал, что все то время, пока я сидел у себя дома, катался по стране и дистанционно главредил журнал… Статейки-то я нормально делал, а вот процессы внутри компании выстроились без меня.

Когда компания больше 25-30 человек, которые функционально все время взаимодействуют, там хочешь-не хочешь формируется вот это невербальное, человеческое — кто главный, у кого грудь больше... Бесполезно, кто ты по должности. Если ты в чатике чмо, хотя в жизни качок, то тебе не поможет присутствие в чатике — нужно быть лично с этими людьми, управлять ими.

Я сделал вывод: нахрена я тогда этой компании нужен? И я постепенно ушел, все оставил и занялся новым маленьким изданием, в котором все еще это можно делать дистанционно.

Я не перевариваю сидение в офисе, заглядывание в глазки, держание друг друга за ручки, вот это вот «они на меня обиделись». Я ненавижу корпорации, ненавижу эти офисы, класса «А плюс», а еще больше меня воротит, когда офис делает вид, что он детский садик. Вот есть офисы такие, там гамаки висят, игрушки, плейстейшн у всех из задницы торчат, краны с кока-колой… В одной российской компании, которая производит айти-продукты, на каждом этаже стоит аппарат, как в бургер-кинге, с бесплатной газировкой. А рядом с ним (это год 2017-2018, чтобы вы понимали, то есть про ЗОЖ уже все всё слышали) лежат бесплатные печеньки. Сука, офис с печеньками — это вот оно. Ты подходишь, наливаешь себе чашку кока-колы, берешь горсть печенья, садишься за комп прогать новый маркетплейс…

В офисе ты занимаешься не работой, не интеллектуальным творчеством, а социализацией. Нюхаешь всех под хвостами. И они тоже нюхают тебя под хвостом. И постоянно думаешь: пахнет или не пахнет у меня под хвостом?»

Послушать подкаст целиком можно здесь:

Apple Podcasts

Google Podacsts

Soundcloud

ВКонтакте

Castbox.fm
#6 Цена и ценность «Ведомостей» с Сергеем Паранько

Платный доступ к медиа. Это центральная тема обсуждения зарубежных издателей последние несколько лет. В России пока не так много примеров платной модели или пейволла, но присматриваются к ней многие. Самый заметный кейс на российском рынке - газета «Ведомости». Обсуждаем с ее digital-директором издания Сергеем Паранько.

Цитаты:

«Первое, что я сделал, когда пришел в Ведомости, - поднял ценник на тысячу рублей. А потом сделал скидку на 30%»

«Мы продаем издание по подписке, плюс мы не гнушаемся размещать там рекламу. То есть то, что было в газетах лет сорок назад. Потом эта модель поменялась, потому что кто-то умный решил, что если увеличить охват, то можно аудиторию дороже продать рекламодателю. Сейчас мы возвращаемся к истории, когда мы делаем и рекламный охват на новостях, и зарабатываем на подписке»

«Мы живем в России. У нас все легко переходят с хрома на фаерфокс и снова читают 5 материалов бесплатно. Это национальный спорт — как взломать что-то платное»

«Зацепив email человека либо поймав его в соцсетях, мы начинаем выстраивать наши с ним отношения, чтобы создать привычку заходить на «Ведомости», упираться в пейволл, а потом даем ему разрядку с помощью акции. Вот это самый действенный метод»

Несколько вопросов из обсуждения:

- В «Ведомостях» меняется главный редактор. Как это скажется на доверии к изданию?
- Насколько Демьян Кудрявцев вмешивается в дела редакции «Ведомостей»
- Сколько у «Ведомостей» платных подписчиков?
- Как создается воронка продаж подписок в «Ведомостях»? Как происходит конверсия?
- Что нужно изданию, чтобы начать внедрять подписную модель?
- Какие метрики используются в редакции «Ведомостей»

Ссылки на подкаст:

Apple Podcasts

Google Podcasts

Soundcloud

Яндекс.Музыка
МЕДИАГРАМОТНОСТЬ после КОРОНАВИРУСА

Нет, медиаграмотность не повысится после выхода из самоизоляции, как это предсказывают многие исследователи. Дескать, у людей сейчас есть время разобраться, поизучать источники, отделить фейки от правды.

Да, а еще сжечь пару вышек 5G, почитать про то, как очередная знаменитость переболела коронавирусом и подписаться на еще один онлайн-кинотеатр по акции.

Более того, к сожалению, все человеческое общество устроено так, что медиаграмотность - его естественный враг, разрушающий самые его основы. Как пишет Харари, человечество и сообщества внутри него склеены мифами - о государстве, о религии, о нации, о праве. Всего этого не существует в природе, это нельзя потрогать, и только наша вера во все эти сущности придает им вес и значение. И позволяет двум и более землякам, двум и более единоверцам, двум и более сотрудникам транснациональной компании найти общий язык даже при первой встрече.

Камлающий шаман мало чем отличается от корпоративного юриста, разъясняющего пункт 27.4.1 в договоре. Они оба верят в миф, и коллективная вера делает миф значимым.

Некоторые фейк ньюс существуют тысячи лет. Мы хотим получить объяснение всем и сразу, и если не находим его, то быстро придумываем миф, который объяснит все.

Если пошатнуть эту веру, ослабить этот клей, слоны и черепахи, на которых мы стоим, посыпятся в бездну. Те, кто понимают это, не заинтересованы в повышении медиаграмотности широких масс. Ее не будут преподавать в школах, с ней будут бороться. А индустрия создания контента (не только журналистика) будет идти по естественному пути наименьшего сопротивления - создания как можно большего количества мифов разной степени достоверности.

Борьба за медиаграмотность - это всегда заплыв против течения. Против самой нашей сущности. И победу в ней не получится вырвать естественным образом, благодаря какому-то, пусть и крупному, кризису. Это долгий путь
РАЗГОВОР АНАЛИТИКА С РЕДАКТОРОМ

⁃ Мы напишем статью про историю русской мафии за рубежом
⁃ Знаешь, по этой теме практически нет поисковых запросов. Это будет выстрел в пустоту.
⁃ Но сама тема крутая! Русская мафия - международный бренд, как водка и Калашников!
⁃ Пожалуйста, пишите. Но потом не удивляйтесь низким просмотрам.

За время моего общения со многими редакциями в России и за рубежом я часто встречал этот конфликт: бесстрастные цифры против «редакционного чутья». И редакции, которые полагаются только и исключительно на свой креатив и «прикольные темы и форматы», проваливаются намного чаще, чем те, кто скрупулезно сопоставляет цифры и строит гипотезы, почему одна тема взлетела, а другая нет.

Разница восприятия действительности чувствуется по словам людей и их подходу к работе. Интересно смотреть, как каждый из этих подходов влияет на конечный результат. Я знаю администраторов пабликов на сотни тысяч человек. Их вообще не волнует журналистика, миссия и функция четвертой власти. У них нет журналистского образования. Но по факту именно они дают большой аудитории возможность коммуникации. Именно они чутко реагируют на потребности и желания людей. Иногда цинично, иногда манипулятивно. Но в целом - результативно.

В то же время многие редакторы живут в призрачном мире иллюзий, где они верхом на единорогах борются с ветряными мельницами невежества или «низкого культурного уровня людей», продолжая снова и снова делать то, что они прочитали в учебнике «Введение в теорию журналистики» лет так 20 назад.

Истина где-то посередине. Она в дискуссии, в диалоге редактора с аналитиком. Если таких разговоров в вашей редакции нет — это проблема.

Понятно, что с отдельными общественно важными новостями в деловых и общественно-политических изданиях такой дискуссии может не получиться: пишем, вне зависимости от цифр, это суть журналистики. Подождите, или это во мне говорит выпускник журфака МГУ?

Резюме: если еще не, то заведите в редакции человека, который не ужален мухой «миссии журналистики». Он будет отрезвлять нас, журналюг, и направлять в правильную сторону.
МЕДИА после КОРОНАКРИЗИСА

Неопределенность. Пожалуй, это главное слово для описания текущего кризиса. Нам кажется, что за два с лишним месяца на самоизоляции мы все поняли про изменившийся мир и долгосрочные тренды, но новостной поток регулярно приносит информацию, которая перечеркивает любые прогнозы и ожидания.

Думали, что коронавирус убьет печатную прессу? Но продажи отдельных изданий (правда, в основном специализированных) только выросли — даже в России.
Говорили о том, что рекламодатели блокируют размещение контекстной рекламы в статьях о коронавирусе? Тренд изменился: теперь это не табу, ведь про пандемию читают все еще много.

Обсуждали то, что после кризиса многие редакции не вернутся в офисы, оценив эффективность удаленной работы? Что ж, на втором месяце самоизоляции у многих запал иссяк, и продуктивность на удаленке пошла вниз.

Неопределенность заставляет нас задавать все больше вопросов:

Как быстро восстановится рекламный рынок после коронавирусного кризиса?

Станет ли кризис переломным моментом для российских медиа в переходе на подписную модель в онлайне?

Как все это прогнозировать?

Не говоря уже о том, что вторая и последующие волны пандемии вполне реальны — а вместе с ними новые карантины и дальнейшее падение экономики.

Ясных ответов на все эти вопросы нам пока не получить. Остается только созерцать и констатировать очевидное.

Коронакризис уже затронул все сферы, связанные с медиа:

Медиапотребление
Организацию работы
Медиабизнес

Одни процессы кризис ускорил, другие заморозил, третьи вообще отменил. А еще по-разному затронул отдельные отрасли. Скажем, подкасты в последние годы были на подъеме: платформы боролись за их создателей, появлялись новые студии. И вдруг на удаленке сегмент потребления аудиоконтента исчез: люди перестали стоять в пробках и ездить в общественном транспорте. А если ты можешь смотреть, то зачем тебе слушать?
Большие экраны временно победили малые. Смартфоны, с которыми мы не расставались многие годы, дома оказались не такими уж универсальными: YouTube и Netflix интереснее смотреть на телевизоре с большой диагональю. В итоге сервису мобильного стриминга Quibi, изначально заточенному под видеопотребление с мобильника на бегу, пришлось через считанные недели после запуска менять свою стратегию и разрешать просмотр на телевизорах. Несколько топ-менеджеров покинули проект, очевидно разочаровавшись в его будущем.

Даже после карантина к привычному досугу мы вернемся нескоро. Обществу впечатлений придется чем-то замещать традиционные оффлайновые радости (путешествия, концерты, вечеринки). На помощь придет цифровой контент и переход чисто оффлайновых форматов в онлайн. Лучшего времени для внедрения технологий виртуальной и дополненной реальности в массы сложно придумать — но пока этого не случилось, главным образом, за счет высокой стоимости оборудования.

А еще люди на карантине стали более избалованными качественным контентом. Многие из тех, у кого раньше не доходили до этого руки, подписались на стриминговые видеосервисы или начали играть в видеоигры. Теперь конкурировать с индустрией развлечений медиа будет еще сложнее. Новостной трафик марта-апреля, выросший в мире на 30%, в мае пошел на спад. И к пропорциональному росту доходов он, увы, не привел.

В бизнесе коронакризис в некотором смысле стал «санитаром леса» медиа, отсеяв слабых и больных. Цеплялись за старые журналистские ритуалы, не готовы были менять бизнес-модель, наплевательски относились к онлайн-метрикам? До свидания. А в мире без вируса такие медиа еще могли бы протянуть пару-тройку лет.

С рекламодателями, которые ленятся измерять эффективность размещения, тоже придется попрощаться. Да, не удивляйтесь, московские коллеги, таких еще было много. Иногда такая проблема существовала и в больших корпорациях на уровне исполнителей, которые просто были «не в теме». Кризис это исправил. Ресурсов для неэффективных, некомпетентных, не готовых меняться, расточительных — просто не осталось. И хорошо бы, если только для них — экономика потянула за собой вниз и здоровых, эффективных, компетентных.
В любом случае рекламная модель для медиа окончательно утратила перспективу быть основной. Кто-то находит замещение выпадающих доходов в электронной коммерции. Издания с пейволлами отчитываются о рекордном росте подписчиков (правда, только за рубежом, да и то благодаря бешенным распродажам на фоне коронавирусаа). Но продлят ли подписку неофиты, когда все закончится? Еще один вопрос, ответ на который нельзя спрогнозировать.

Написано для июньского номера журнала «Журналист»
Даже если вы не играете в видеоигры, скорее всего, до вас дошли новости, связанные с недавним выходом игры The Last of Us Part 2.
Для игроков на Playstation (игра — эксклюзив этой платформы) выход TLoU2 — это как еще одна книга о Гарри Поттере. Или продолжение «Побега из Шоушенка». Или возвращение «Биф а-ля Рус» в Макдоналдс. Ну, вы поняли.
И дальше произошло странное. Журналисты и рецензенты, которые получили игру за несколько недель до релиза, сплошь поставили ей высокие оценки, подняв средний рейтинг на Metacritic до 94 баллов. А когда игра вышла в свет, и свои оценки смогли ставить пользователи, то они уронили «народный рейтинг» до 2-3 баллов (сейчас он в районе 4,5).
Естественнно, такая ситуация вызвала подозрения в продажности рецензентов. На самом деле, ситуация намного сложнее. Я прошел игру и хочу объяснить вам то, что произошло, без сюжетных спойлеров.
Ни для кого не секрет, что каждый из нас живет в «информационном пузыре» из собственных убеждений и взглядов. Алгоритмы соцсетей и агрегаторов подкидывают нам новости, которые совпадают с нашим мировоззрением, а те, которые бросают им вызов, мы склонны игнорировать и отметать как малозначимые. Ну, вы помните эксперименты с тем, как сторонники Хиллари Клинтон и Трампа во время предвыборной кампании менялись аккаунтами и видели диаметрально противоположную повестку в ФБ.
Чтобы изменить свою точку зрения, большинству из нас недостаточно услышать одну или две фразы, типа «Ты не прав» или «Окрошку лучше готовить на квасе». Чтобы ты действительно изменил свои взгляды, тебе надо получить новый опыт, пережить какие-то изменения, пройти определенный путь, буквально или виртуально встать на другую сторону.
Так вот, дело в том, что The Last of Us Part 2 стала симулятором прокалывания такого пузыря. И так как это видеоигра, которая позволяет вживаться в героя, то она стала на удивление эффективным инструментом, чтобы пережить опыт, который изменит тебя и твою точку зрения.
Если вкратце и без спойлеров, то TLoU2 в определенный момент заставляет тебя играть за человека, которого ты по определенным причинам ненавидишь всем сердцем и желаешь ему смерти. Ты плюешься, негодуешь, не хочешь идти дальше, но… Не пройдя этот путь, ты не сможешь узнать, чем все закончилось и вернуться к любимым героям. И ты, скрипя зубами и стиками джойстика, идешь вперед. И происходит странное: так как игра про далекий пост-апокалипсис и выживание в тяжелых условиях, ты постепенно привыкаешь к тому, кого недавно ненавидел, начинаешь чувствовать ответственность за него и сопереживание. Ведь вместе вам приходится пройти через множество опасностей и приключений, поездить на эмоциональных американских горках и узнать антагониста с другой стороны. Создатели игры заставляют тебя залогиниться в аккаунт Трампа и не вылезать из него, пока ты не изменишь свою точку зрения.
В итоге игра кончается на высокой эмоциональной ноте, а персонажи принимают в конце такие решения, с которыми многие игроки не соглашаются. Их сложно принять — но, побывав теперь на другой стороне, можно понять. Без второй части этого пути, которую ты проходишь за, казалось бы, проклятого антагониста, картинка не складывается.
Поэтому, по условиям эмбарго, журналисты не имели право обсуждать сюжет игры в своих рецензиях. Ведь если этот сюжет пересказать в одном-двух абзацах, кажется, что в действиях героев нет логики, что они перечеркивают все, во что мы верили и что любили. И именно поэтому толпа народа, которая с выходом игры узнала все спойлеры и финал, бросилась обрушивать ее рейтинг. Они не успели ее пройти (игра длинная - 25-30 часов), не смогли пережить опыт выхода из своего пузыря. Они отреагировали на одну-две фразы, с которыми заведомо были не согласны. Им сказали про окрошку на кефире, а они-то любят на квасе. А кефир даже не пробовали.
Вся эта история (не только игра, но и скандалы вокруг нее) еще раз показывает нам, как глубоко коренятся наши предубеждения и как сложно их изменить. Как быстро мы выносим вердикт, не попытавшись понять другую сторону. Как трудно эту другую сторону понять. А ведь на самом деле, это и есть корень ксенофобии, шовинизма, расизма и прочих социальных болезней человечества. И удивительно, что одно из самых мощных высказываний на эту тему пришло из мира, к которому многие до сих пор ошибочно относятся как к детской площадке, — из видеоигр.
📢📢 NEW! У нас новый курс

SMM в медиа. Как использовать социальные сети для продвижения контента

Курс посвящен SMM в медиа. Ключевая цель курса – дать базовые знания и понимание особенностей социальных сетей и их использования в журналистике.

Формат курса:
Курс включает в себя 6 модулей и рассчитан на 4 недели изучения. Недельная нагрузка обучающихся по курсу составляет 2-3 астрономических часа (в зависимости от сложности раздела).

Модули состоят из видеолекций длительностью от 8 до 15 минут с расшифровкой текстов, полезных ссылок и финального теста из 15 вопросов

Курс бесплатный, доступен всем.

Тренеры:
Адам Тинворт, консультант и тренер по привлечению аудитории, включая SEO, социальные сети и контент-стратегию.

Всеволод Пуля, медиаменеджер, редактор, медиатренер. Главный редактор Russia Beyond, сооснователь MediaToolbox, редактор рубрики "Новые медиа" в журнале "Журналист".